просмотреть галерею-
по художникам
по лагерям/гетто

поиск по галереи-
простой поиск
сложный поиск

другие работы-
работы этого художника


 
 

Галина Оломучки
(1919- )


БиографияРаботы

Галина Оломучки родилась в Варшаве, 24 ноября 1919 г. Ее отцом был Адреш Ольшевски, продавец печатных изданий. Отец умер, когда Галине было всего 5 лет. Ее мать, Маргарита-Хадасса, осталась одна с двумя детьми на руках – у Галины был еще старший брат Моно (родился в 1909 г.).

Семья Галины была еврейской, но не религиозной. Девочка посещала начальную школу, в которой преподавали на идиш, а затем – гимназию. С самого раннего возраста в Галине был заметен художественный дар, и первые детские воспоминания связаны у нее с рисованием:

    “Я только и делала, что рисовала, рисовала – в этом была вся моя жизнь. Я почти никогда не интересовалась ничем другим. Я обожаю рисовать”.

Когда началась вторая мировая война, Галине Оломучки исполнилось 18 лет. Она попала в восточную часть Варшавского гетто, где сразу же принялась создавать рисунки.

Она вспоминает, что художественное творчество давало ей так много, что она не всегда могла контролировать этот процесс. Творчество стало для нее непреодолимой потребностью:

    “Разумеется, у меня не было красок, но я всегда находила где-нибудь клочок бумаги и карандаш. Все, что мне надо было делать, это наблюдать. Наблюдательность всегда была моей сильной чертой.

    Я должна подчеркнуть [...]одну очень важную вещь: потребность наблюдать, потребность видеть была сильнее моего физического тела. Эта необходимость стала самой главной из моих потребностей, самой важной для меня. Я никогда не задумывалась, почему и зачем я это делаю, но это была какая-то невероятная жажда рисовать, описывать происходящее. Я ничем не отличалась от других людей, находилась в том же положении, что и они. Я хорошо понимала, насколько они близки к смерти, но никогда не думала, что и сама могу умереть. Я витала в облаках. Я находилась не там, где существовала на самом деле. Моя задача заключалась в обычном описании, в отображении того, что происходило”.

Жизнь в Варшавском гетто была очень тяжелой. Галина работала за пределами гетто, добывая пропитание для своей семьи. Но главной целью для нее оставалось рисование. Как-то раз, будучи далеко от гетто, в квартале, где жили не евреи, она повстречала человека, которому передала свои рисунки. “Это был особый момент для меня”, – рассказывает она, “так мне удалось сохранить некоторые из своих работ”.

Из Варшавского гетто Из Варшавского гетто Оломучки депортировали в Майданек. Там она навсегда разлучилась с матерью, которую сразу отправили в газовую камеру. Еще через несколько “селекций” настал черед самой Галины. Однако в результате небольшой заминки охранник отвлекся, и ей удалось выйти из колонны и примкнуть к группе женщин, разносивших по лагерю воду и котлы с супом. Худенькая и слабая, она все-таки смогла подхватить ведро с водой и сделать вид, что она тоже одна из этих работниц.

Вернувшись в лагерь, Галина почувствовала себя настолько обессиленной, что просто легла и стала думать о смерти. В это время вошла староста барака и спросила, есть ли среди них кто-нибудь, кто мог бы рисовать. Она отозвалась, и ей было велено написать лозунги на стенах. Староста осталась довольна ее работой, и предложила ей кофе и несколько кусочков хлеба. Затем ее попросили украсить стены барака, и она нарисовала яркий замысловатый узор, за что удостоилась похвалы от администрации лагеря.

Ей удалось оставить себе немного красок, и втайне она стала создавать собственные работы, основанные, как всегда, на наблюдении. В своих рисунках она изображала узниц, находившихся в лагере вместе с ней. Работы она старательно прятала.

Став “мобилизованной”, она стала получать дополнительный паек, окрепла и даже почувствовала себя намного сильнее, чем в гетто, где от нее остались только кожа да кости.

Позже Оломучки отправили в Освенцим-Биркенау. Она стала заключенной под номером 48652. Там она попала на текстильную фабрику, но работа у нее получалась плохо, и ей посоветовали продолжать рисовать. Она стала выполнять заказы, поступавшие от немцев. В качестве платы ей давали хлеб и сыр, благодаря чему, как ей кажется, она и смогла выжить. Иногда узницы просили или даже умоляли ее нарисовать их самих или их дочерей. Возможно, это казалось им единственным способом сохранить память о себе. Некоторые узницы были убеждены, что в отличие от них Галина сумеет выжить, раз она художник. Они просили ее забрать их портреты с собой после освобождения из лагеря, когда она будет жить “в свободном мире”. Галина призналась, что лица многих узниц настолько сильно запечатлелись в ее памяти, что она могла нарисовать их портрет многие годы спустя.

    “На каждой своей выставке я обязательно показываю людям некоторые из этих портретов. [...] Я поклялась себе, что буду делать так ради женщин, умолявших меня об этом в Биркенау. Чтобы их дочери всегда были вместе со мной”.

18 января 1945 г. она покинула Освенцим в составе колонны, следовавшей “маршем смерти”. Их пригнали в лагерь Равенсбрюк, откуда Оломучки перевели в лагерь Нойштадт, где она была освобождена войсками союзников.

Холокост унес жизнь матери и брата Галины. После войны она вернулась в Варшаву, где вышла замуж за архитектора Болеслава Оломучки. Позже, они переехали в Лодзь, где она поступила в художественную академию. В 1957 г. она эмигрировала во Францию, жила в Париже, оттуда в 1972 г. переехала в Израиль и поселилась в Голоне. Галина Оломучки продолжала рисовать на протяжении всей жизни, и в 60-х годах у нее прошел ряд выставок в Лондоне и Париже. В настоящее время, она живет в городе Ашкелон, Израиль.

Сразу после войны, в 1945-1947 гг., Галина по памяти создавала много работ, посвященных войне. Кроме своей художественной ценности, эти работы имеют большое значение как документальный материал.

Работы, созданные во время Холокоста и сразу после войны, были переданы Галиной Дому-музею борцов сопротивления Гетто (Бейт лохамей хагетаот). Другие ее работы можно увидеть в музее Яд ва-Шем в Иерусалиме, а также в других галереях в разных странах, включая Музей современной истории во Франции и музей концлагеря Освенцим.


(Д-р Пнина Розенберг)

Фотография: Fenster


Цитаты

Из интервью с Галиной Оломучки.

Janet Blater and Sybil Milton. Art of the Holocaust. Pan Books, London, 1982.

Mary S. Constanza. Living Witness: Art in the Concentration Camps and Ghettos. The Free Press, New York, 1982.

Miriam Novitch, Spiritual Resistance: Art from Concentration Camps 1940-1945 - A selection of drawings and paintings from the collection of Kibbutz Lohamei Haghetaot. Union of American Hebrew Congregations, 1981.