просмотреть галерею-
по художникам
по лагерям/гетто

поиск по галереи-
простой поиск
сложный поиск

другие работы-
работы этого художника


 
 

Шарлотта Буресова
(1904-1983)


БиографияРаботы

Шарлотта Буресова, еврейская художница, родилась в Праге 4 ноября 1904 г., в семье портного. Девочка была одаренной, и родители постарались дать своей единственной дочери хорошее образование. Она занималась живописью и французским языком, играла на фортепьяно. После занятий с частными преподавателями Шарлотта три года посещала Школу промышленного дизайна, а затем поступила в Пражскую художественную академию, где проучилась еще в течение трех лет, до 1925 г. Ее работы по большей части представляли собой классические живописные полотна. Она рисовала портреты, натюрморты и цветы, однако не пыталась выставляться и просто раздаривала картины своим друзьям. Она рано вышла замуж, за адвоката нееврейского происхождения, и родила сына. После оккупации Чехословакии нацистами Шарлотта расторгала брак, из опасения, что антиеврейские дискриминационные законы могут повредить ее семье.

В 1941 г. Шарлотту Буресову выгнали из дома, конфискованного нацистами, а в июле 1942 г. – поместили в Терезинское гетто . Там ее определили на работу в “зондерферкштойте” – специальный цех, в котором узники изготавливали для немцев кровельную черепицу. Позже ее перевели в художественную мастерскую, где по приказу немцев она снимала копии с шедевров Рубенса, Рембрандта и других классиков. Собственные работы делались ею карандашом, пастелью, мелом, акварелью, иногда маслом. В сюжетах ее картин отразилась насыщенная культурная жизнь Терезинского гетто: она изображала детей, цветы, писала портреты друзей-музыкантов, в числе которых были Гидеон Клеин и Отто Караус-Кауфманн, и балетных танцоров. Художница рассказала, что, наполняя свои работы грацией и красотой балерин, она противостояла царившему вокруг террору, голоду и страданиям.

Правда, как призналась Буресова, на этот счет среди терезинских художников имелись противоположные точки зрения. Голландский художник Джо Спиер считал, что они должны служить искусству даже тогда, когда палят пушки. Шарлотта не соглашалась с ним, потому что бывали моменты, когда она больше не могла творить. И все-таки Спиер не позволял ей сдаваться, поддерживал ее, убеждал продолжать творчество. Позже она скажет, что считает рисунки изТерезинского гетто самыми правдивыми и искренними из всех написанных ею работ, ведь создавала она их, повинуясь только внутреннему голосу.

В гетто ее положение было лучше, чем у большинства других узников. Она имела постоянную работу, комнату, книги, и могла встречаться с друзьями. Будучи одна, без семьи, она не страдала от беспокойства за близких, как ее товарищи, например, художник Отто Унгар, который постоянно волновался о том, где взять хлеба для своих детей. В интервью, записанном Мириам Нович, куратором Дома-музея борцов сопротивления гетто и основательницей его уникальной галереи, Шарлотта Буресова сказала так: “Ужаснее голода и невыносимых условий жизни была неизвестность”. Депортация на восток, в лагеря уничтожения, оставалась самым страшным, и никто не знал, когда наступит их черед.

Нацистский офицер, поклонник ее таланта, спас Шарлотту от депортации. Он попросил изобразить Деву Марию. Буресова написала Божью матерь, в живых глазах которой, как настоящие, блестели слезы. Увидев Мадонну, офицер был настолько впечатлен, что сказал ей: “Не оставляйте эту работу. Пока вы не закончите, вас не отправят на восток”.

За три дня до освобождения лагеря Буресова и еще несколько узников совершили побег, и в автомобиле шведского посла вернулись в Прагу.

Шарлотта Буресова жила в Праге до самой смерти в 1983 г. Ее сын, врач, живет там и по сей день. Некоторые из послевоенных работ художницы также навеяны воспоминаниями о Терезинском гетто.

Часть своих картин, сделанных в лагере, Буресова пожертвовала галерее Дома-музея борцов сопротивления гетто.


(Д-р Пнина Розенберг)


Цитаты

Beit Thereseinstadt (Thereseinstadt House) archive, Givat Haim-Ihud, Israel.

Janet Blater and Sybil Milton. Art of the Holocaust. Pan Books, London, 1982.

Mary S. Constanza. Living Witness: Art in the Concentration Camps and Ghettos. The Free Press, New York, 1982.

Miriam Novitch, Spiritual Resistance: Art from Concentration Camps 1940-1945 - A selection of drawings and paintings from the collection of Kibbutz Lohamei Haghetaot. Union of American Hebrew Congregations, 1981.

Sabine Zeitoun and Dominique Foucher (editors). La masque de la barbarie: le ghetto de Thereseinstadt 1941-1945. Preface by Milan Kunda. Centre d'Histoire de la Résistance et de la Déportation, Ville de Lyon, 1998.