руководство для учителя

учебные занятия

образовательные ресурсы


 
 


Лагеря во Франции (очерк)

Д-р Пнина Розенберг
Куратор художественной галереи Дома-музея борцов сопротивления гетто («Бейт Лохамей Хагетаот»)






Введение


После поражения Франции во второй мировой войне, она оказалась поделена Демаркационной линией на свободную и оккупированную зоны. Общей чертой обеих зон стали транзитные и концентрационные лагеря, организованные для различных групп населения – евреев, немцев, австрийцев, русских, французов, а также прочих, т.е. всех тех, кого оккупанты-нацисты и режим Виши называли «нежелательные элементы».

В двадцатые годы, в связи с нехваткой рабочей силы, французское правительство поощряло иммиграцию. Однако экономический кризис тридцатых годов привел к тому, что иммигранты стали рассматриваться как угроза экономике и культуре. В 1938 г. были приняты жесткие иммиграционные законы, а также законы об усилении контроля над иностранцами, находящимися на территории Франции. Иммиграционные службы получили право высылать из страны таких иностранцев. В тех случаях, когда незаконные иммигранты не могли вернуться на родину, как это происходило, например, с беженцами из нацистской Германии, законодательство предусматривало право Министерства внутренних дел на интернирование таких лиц. С началом войны законы в отношении иностранцев были ужесточены, с тем, чтобы «очистить» страну от «нежелательных элементов». Для этого их всех было решено препровождать в места заключения. Это решение привело к возникновению разветвленной системы лагерей различного типа.

Первые лагеря были организованы на юге Франции, незадолго до распада Третьей республики, в феврале 1939 г. В эти лагеря направляли тех, кто бежал от гражданской войны в Испании, а также бойцов «Интернациональной бригады», покидавших Испанию и искавших политического убежища в братской республике, в государстве, где соблюдаются права человека. Поток беженцев, наводнивших Францию в начале 1939 г., стал для правительства предлогом для претворения в жизнь принятых незадолго до этого законов о контроле и дискриминации иностранцев. Беженцы из Испании направлялись в спешно организуемые лагеря, охраняемые армейскими гарнизонами на юге Франции, в Рёкро, Ле-Верне, Сен-Сиприян и Гюрс. Практика заключения узников в различных лагерях определила используемые в дальнейшем методы. Каждый лагерь принимал одну категорию лиц, которых изолировали от остального населения. Лагеря огораживались колючей проволокой, а условия проживания в них отличались высокой плотностью заключенных, вопиющей антисанитарией и отсутствием самого необходимого.

После вступления Франции во вторую мировую войну, в сентябре 1939 г., появилась новая категория узников – «союзники врага». Все мужчины германского или австрийского происхождения, в возрасте от 17 до 50 лет, были обязаны явиться в селекционный центр, откуда их направляли в лагеря на юге Франции. По мере развития событий на войне, результатом которых стало вторжение Германии в мае 1940 г., а затем соглашение о прекращении огня в июне 1940 г., упомянутые категории расширились и стали включать уже и мужчин, и женщин, от 17 до 65 лет. После того, как немцы заняли Бельгию, беженцы и эмигранты из Бельгии также направлялись в лагеря.

Испанские, немецкие и австрийские иммигранты и беженцы содержались в лагерях южной Франции вместе с представителями других национальностей. В числе узников были художники и интеллектуалы левого крыла, вынужденные бежать в период восхождения Гитлера к власти. Они считали Францию своим вторым домом или хотя бы временным прибежищем, где они надеялись дождаться разрешения на въезд в другую страну (главным образом – в Соединенные Штаты). Самым абсурдным в этой ситуации было то, что люди, вынужденные покинуть Германию и преследуемые нацистами из-за своей расовой принадлежности, религии или политических убеждений, отныне считались представителями изгнавшей их страны и определялись как «нежелательные элементы».


Концентрационные лагеря при режиме Виши


Режим Виши считал поражение в июне 1940 г. следствием не политических и военных просчетов, а разложения общества, утратившего свою французскую культуру. Главными виновниками были объявлены «антифранцузские» группы, т.е. коммунисты, евреи, франкомасоны и иностранцы. Для исправления ситуации было необходимо начать борьбу с симптомами болезни, т.е. избавиться от отрицательных элементов и укрепить здоровые, традиционные общественные ценности, такие как работа, нация и семья. Тем самым лагеря превратились в фундаментальный компонент нового режима, став местом ссылки тех социальных элементов, которых было невозможно перековать, и которые являлись корнем всех зол.

Ряд законов, принятых летом и осенью 1940 г., увеличил потребность в лагерях. Эти законы были направлены на устранение иностранцев из французского общества. В сентябре 1940 г. стало возможным арестовывать и заключать в тюрьму всех неблагонадежных иностранцев во имя национальной безопасности и общественного порядка. 4 октября, после опубликования закона «О статусе евреев», местные власти могли на законных основаниях арестовывать евреев иностранного происхождения, и заключать их в специальные лагеря как «иностранцев еврейской расы».[1] Таким образом, режим Виши продолжал политику лагерей до конца существования Третьей республики.

Лагеря в свободной от оккупации зоне состояли в ведении военного комиссариата до ноября 1940 г., после чего они были переданы Министерству внутренних дел. Администрация лагерей назначалась из французов, однако старосты в бараках выбирались из числа заключенных. Условия жизни в лагерях были ужасные, санитарные сооружения отсутствовали, а «нормы продовольствия [...] были рассчитаны на поддержание жизни, но не избавляли от постоянного, сосущего, изнуряющего голода, при котором все мысли узников сосредотачивались на еде».[2] В дополнение к жестоким физическим лишениям, узники, большинство из которых были евреями-иностранцами, страдали от сознания того, что их предало то самое общество, которому они так доверяли.



Концентрационные лагеря в оккупированной зоне


    «Французское правительство приняло решение об отправке всех евреев иностранного происхождения в концентрационные лагеря в неоккупированной зоне. В общей сложности арестовано 45 тысяч евреев. Французские евреи [...]будут таким же образом арестованы, по мере готовности лагерей в оккупированной зоне».

Так писал Рудольф Шлейфер, Генеральный консул Германии, в своем отчете в Берлин.[3] И в самом деле, «по мере готовности лагерей» они использовались по назначению в оккупированной зоне с 1941 г. С самого начала они служили для изоляции иностранцев, а также французских евреев, ставших жертвами массовых арестов, производимых в Париже. Многие узники этих лагерей разделили судьбу заключенных в неоккупированной зоне, большинство из которых были депортированы в лагеря уничтожения в Восточной Европе.

Жизнь евреев в оккупированной зоне изменилась к худшему с 27 сентября 1940 г., с того момента как их, согласно расистским законам, выделили в категорию изгоев. Евреям, бежавшим на юг, запретили возвращаться назад, а их собственность конфисковали. Тем же, кто остался, вменили в обязанность получить регистрационные документы, в которых значился штамп «еврей». Один из законов предписывал всем еврейским предпринимателям передать свои предприятия в опеку, а другой запрещал евреям работать на государственной службе, а также заниматься деятельностью в таких областях как журналистика, педагогика, медицина, театр и юриспруденция. Впоследствии евреям было запрещено покидать свои дома по вечерам, а также делать покупки в магазинах в любое время, кроме дневных часов, с трех до четырех пополудни (в это время в большинстве магазинов уже не оставалось продуктов). В дальнейшем им было запрещено посещать общественные места, такие как кинематограф и театр.[4] В дополнение к этим законам и мероприятиям, евреи, наряду с франкмасонами, коммунистами и большевиками сделались мишенью злобной пропаганды, которая впоследствии обеспечила им в дорогу в концентрационные лагеря. Французские евреи («израилиты») ощущали наступающий кризис со всей болью и отчаянием. Большинство из них считали себя прежде всего гражданами Франции, а уже потом евреями, тем не менее, из-за своей религии они стали предметом тех же ограничений и ущемления прав, что и иностранные евреи. Французские евреи из оккупированной зоны депортировались главным образом в четыре лагеря – Питивьер, Бон-ла-Роланд, Компьень и Дранси.



Франция перестала разделяться на зоны с ноября 1942 г., после того как германские войска вторглись на неоккупированную территорию. Население лагерей на юге Франции стало уменьшаться, в основном из-за массовой депортации в лагеря на севере, а оттуда – в восточную Европу.



Д-р Пнина Розенберг
Куратор художественной галереи «Бейт Лохамей Хагетаот»


[1] Ann Grynberg. Les camps de la honte: les internes juifs des camps français 1939-1944. La Découverte, Paris, 1991, pp.93-94

[2] Arthur Koestler. Scum of the Earth. Victor Golancz, London, 1941, p.103

[3] Les camps de la honte p.135

[4] Подробнее см. Michael Marrus and Robert O. Paxton. Vichy France and the Jews Basic Books, New York, 1981, pp.3-14. Официальные публикации немецких и французских законов см. в следующих источниках: Les juifs sous l'occupation: Recueil des textes officiels Français et allemands 1940-1944. Centre de Documentation Juive Contemporaine , Paris, 1982, pp.15-19,23-25,139,161-162